Шаг в мечту

Одна моя знакомая сменила профессию. Кардинально.

В семье просто чуть не сошли с ума.

Востребованной столичный отоларинголог внезапно решила стать проводницей. Мать троих детей, любимая жена своего мужа, успешный врач, проснувшись рано утром, вдруг поняла: половина жизни была прожита не так, как мечталось.

Одно дело, если бы у неё были проблемы с «кукушкой». Но ведь нет. Абсолютно адекватное восприятие реальности. Надюхе просто захотелось стать проводницей.

Первую неделю в семье просто подшучивали, не воспринимая мамкины комменты всерьёз. А потом все усугубилось. Она ушла из клиники, закрыла запись «особенных» пациентов и погрязла в изучении какой-то специальной литературы. Не знаю, как Наде удалось, сохранив семью, запрыгнуть в уходящий вагон своей тайной мечты, но у неё получилось.

«Вот представь себе, что с 16 лет я живу чужими предоставлениями, кем, когда и где мне реализоваться. С самого детства мои родители вбивали мне гвозди в голову, что из меня получится отличный доктор. Когда я была маленькой, эти разговоры мне очень нравились. Но когда речь зашла за выбор профессии, шансов у меня не осталось. Выбор сделали за меня», - эту историю Нади я запомнила ещё будучи студенткой филфака.





«Когда мне было 8 лет, моя бабушка собралась ехать во Львов к родственникам. Мы пошли с ней в ж/д кассы. Я упросила ее взять меня с собой. Ночью мы уже шли вдвоём по перрону. Я смотрела на людей, которые целовались, прощаясь перед поездкой, странную женщину, которая продавала какие-то газеты с кроссвордами, закурившего бородатого старика, который был похож на Карла Маркса... Я с таким упоением рассматривала людей. Они казались мне невероятно интересными. Мы зашли в вагон. Плацкарт - это и есть настоящий поезд. Это я потом поняла. Там и кипит настоящая жизнь. Бабушка сказала, чтобы я никуда не ходила, пока она не вернётся. И 10 минут я покорно ждала ее, сидя на нижней полке.

Мой взгляд приковала женщина с маленьким ребёнком. Видимо, мать с сыном. Мальчик неистово плакал и дергал головой. А мать целовала его в лоб, пытаясь укачать.

Через пару минут к ней подошел мужчина и протянул бутылку водки и носовой платок. Она смочила его, приложила к уху и продолжила качать утомившегося от плача ребёнка.

Внезапно с верхней полки упала огромная мужская рука, похожая на медвежью лапу. Я жутко испугалась. Потом увидела в ладошке конфету в зеленой обертке. «Держи, чтобы жизнь была сладкой», - сказал дядька с верхней полки. Я взяла. Рука через секунду исчезла.

Бабушка вернулась и поезд тронулся.

Помню, как считала стук колёс, смотрела на мелькающие огоньки. А ещё помню запах пыльной ковровой дорожки, которая служила атрибутом уюта и дизайна вагона. Тогда она мне напоминала бабушкину коммуну, в которой она прожила полжизни.

Именно этот плацкартный вагон научил меня делать свою первую заначку в жизни. Когда пассажиры стали отходить ко сну, бабушка показала, где хранит все наши деньги. Я и сейчас по привычке могу спрятать пару соток в лифчик. Потом улыбаюсь и все равно не достаю. Ностальгия, знаешь ли.

Я всегда мечтала ездить на поезде. Далеко-далеко. На любые расстояния. И не как пассажир, а как часть организма под названием «поезд». И наша любовь - взаимная», - вещала Надя, а я как будто смотрела кино.


Не знаю, что должно случиться в голове человека, чтобы кардинально сменить профессию в свои 45 лет и начать все с чистого листа. Но у меня есть четкое ощущение, что для всех новых историй достаточно сделать всего лишь первый шаг.



Юлия Никандрова