Цыганка vs Музыкант
Это случилась со мной одним жарким вечером в самом центре Одессы. Летняя площадка кафе, которое упирается боком прямо в Дерибасовскую, заманила нас с мамой живой музыкой, ведь если бы не одесские мотивы, которые разносились на весь Горсад, мы по обыкновению прошли бы мимо. И, хотя Дерибасовскую очень сложно удивить музыкантами и их напевами, мы все-таки решились разориться на сок в дорогом кафе, только чтобы послушать этих ребят.
Лицом команды с очень колоритным репертуаром выступал их вокалист – одессит с первого взгляда и до последнего слова. Таких ярких людей доводится повстречать нечасто – была в нем искра, запал, такая энергия, что притягивает и заражает. А еще этот парень удивительно классно исполнял одесские песни, с душой рассказывал истории Сары, Кости и других наших старых знакомых. Но на атмосферу слетались не только желанные гости: среди столиков в какой-то момент просто вынырнула цыганка с помятыми бумагами в руках и молящим выражением лица. Несложно догадаться, что кто-то у нее при смерти, она собирает деньги на лечение, а бумажки – это официальные документы. Такой сценарий закрепился на улицах города до жути прочно, и как будто только сильнее пускает корни, сколько его не разоблачай. Конечно, замечательный выбор появиться там, где люди хотят отвлечься, послушать хорошую музыку и съесть, в конце концов, свой ужин. Им явно будет легче выкинуть пятерку из кармана, чтоб никто не нависал над головой, взывая к совести и человечности. Но тут цыганку замечает солист и, к моему огромнейшему удивлению, весело обращается к ней, будто это все большая шутка, и не гореть ему в аду за пляски на чужих костях. «Эй, ты чего людей обманываешь?», - весело воскликнул он что-то в этом духе (дословно мне уже не вспомнить). Цыганка опешила – отлично ее понимаю. Мошенники и сами не привыкли к тому, что у кого-то в такой ситуации развяжется язык.
«Но есть еще в Одессе истинные одесситы!», - взяла меня гордость за незнакомца с острым языком и красивым голосом. Бедняжка бросилась в оправдания, потрясая бумагами, но он ее перебил: «Деньги нужно зарабатывать, красавица! Давай, ты нам станцуешь, а я сам лично пойду денег тебе насобираю?». Немного уговоров со стороны весельчака, и вот он уже сорвал кепку с головы, выходя в люди. Его ребята заиграли новый мотивчик, а цыганка пошла в пляс, размахивая широченной юбкой. Теперь она, кажется, и сама забыла о своем горе – так задорно прыгала и улыбалась. Парень в это время обошел все столики, выманивая денежку, и, честно говоря, не вкинуть чего в его кепку было просто невозможно. Платили будто ему лично за находчивость и оптимизм, которым можно только позавидовать. Когда музыка утихла, парень сам все пересчитал и оказалось, что собрал он больше ста гривень! Да еще и копеечки. Как по мне, и в жизни бы не напросила столько цыганка в одиночку на этом празднике жизни.
«Хорошо, - говорит он. – Держи половину!». Посетители кафе смеются, у цыганки глаза по пять копеек, а я думаю: «Неужели проиграет она ему? Цыгане – такой хитрый народ! А тут какой-то парниша забавляет им всю улицу». Но женщина не сдавалась, спорила до последнего. Правда, и парень не пасовал – доказывал, что половину работы он таки честно выполнил. «80/20? Тебе 20, а мне 80», - торговался с нею мой герой в процентах, весело размахивая купюрами. В конце концов, так и не отдал он ей всего, припрятав за пазуху половину от суммы. Ай, подлец! Дожал таки! Вот уж не ожидала. Впрочем, цыганка ушла совсем не обиженная…