Творчество
Грустный шарж в волоске от лузы.
Грузный шар среди января.
Если муза лезет на люстру,
то придётся в рассвет нырять
и купаться в лучистом небе,
заклиная весенний день,
отдаваться пушистой неге –
пока праздник не оскудел.
Грубый шарм, захлестнувший вехи.
У обугленных лепестков
леденящие сгустки веры.
Голубой гиацинт ветров.
Насладись последней фиалкой.
Дальше только шипы, шипы!
Уплывает вдаль от Лаванды
вековой фаворит Шекспир.
Не январь, это март кукует,
заслоняясь рукой от снов,
в коих скалит сухие губы
окосевший, убогий сноб.
Утопи же свою надежду
в злоебучей игре ума,
в ядовитой реке безбрежной –
дальше только туман, туман…
И выходит мёртвое солнце
любоваться на белый хлад,
а планета спит – не проснется;
слишком много скопила зла.