Overcoming Hate Speech in Media
Миколаїв. Аналітика 2018 рік
Аналітика матеріалів миколаївських ЗМІ
за 2018 рік
Язык наш - враг ваш: как использовали враждебную лексику николаевские медиа
Гендерная тематика, этнические группы, украино-российские отношениями и социальные группы, в том числе, маргинальные, стали ключевыми в нарушениях профессиональных стандартов и использовании языка вражды в николаевских онлайн и печатных медиа. Самые частые нарушения касались трансляции стереотипов, использовании откровенно враждебной и некорректной, негативно окрашенной лексики и словесных манипуляций. Такими стали результаты десятимесячного мониторинга пяти николаевских СМИ, который начался в феврале 2018 года.
Гендерное невежество и стереотипы
За этот период не менее 154 текстов с использованием языка вражды, трансляции стереотипов или некорректной лексики прочитала николаевская аудитория выбранных СМИ. Больше всего нарушений касались гендерной тематики: 31 процент или каждый третий текст с нарушениями касался этой темы.

Что было не так? В гендерной тематике выделялись два ключевых типа нарушений: первый, наиболее многочисленный, касался трансляции и распространения гендерных стереотипов. В частности, речь шла о стереотипном распределении ролей мужчин и женщин, использования объектной лексики в подходах к освещению тем о женщинах, неоправданном акцентировании на поле героинь публикаций, иногда – отсутствии как такового полноценного информационного повода кроме как половой идентификации героини новостного сюжета. Наибольший всплеск стереотипного подхода к освещению новостей, касающихся женщин, очевидно, случился в марте. К «женскому празднику» появился ряд спорных публикаций, в которых лишь усугублялись стереотипы. Стоит сказать, что эти публикации, как правило, не содержали языка вражды или негативных коннотаций, однако они показывали неизменно стереотипное, патриархальное восприятие ролей мужчин и женщин, что является недопустимым с точки зрения профессиональной журналистики.

Например, классическим примером стереотипного подхода к роли женщины, достаточно ущербному определению ее возможностей можно отнести текст «Медицина держится на хрупких женских плечах» с вот таким лидом: «Накануне женского праздника 8 Марта «Вечерка» побывала в гостях у коллектива медиков детской поликлиники №4. Ну где же еще можно найти такое количество представительниц прекрасного пола, как не в лечебном учреждении, стоящем на страже здоровья наших ребятишек! Из 136 работающих здесь сотрудников 124 – это женщины! Так что – с какой стороны ни посмотри, здравоохранение нашего города, нашей области, нашей страны держится, в основном, на хрупких женских плечиках. А педиатрия – тем более».

Или новость «В Николаевской библиотеке им. Гмырёва пройдет научное шоу о женщинах в науке» с сообщением, что «Вас ждут рассказы о представительницах прекрасного пола, совершивших выдающиеся открытия, странные изобретения женщин и для женщин! А также - знакомство с современными женщинами Николаева, занимающихся научной и изобретательской деятельностью», которая, по сути, делает участие женщин в науке чем-то исключительным и несвойственным ей.

Безусловно, в период мониторинга встречались и публикации, которые по уровню стереотипов отсылали нас в середину прошлого века. Как, к примеру, здесь: «Жительнице Первомайска вручили удостоверение и нагрудный знак к почетному званию Украины «Мать-героиня» , где рассказывается, что «Мужчина, как положено, строит дом, а жена - хлопочет по хозяйству: на кухне, в огороде, возле двора, - сообщает пресс-служба или здесь: «Яблоневый сад Надежды» с объяснениями сути женской благотворительности: «Мне всегда казалось, что женская благотворительность - особенная, потому что в женщине есть прежде всего материнское начало с присущим ему исключительным милосердием… потому что это жена, исповедующая семейные ценности, и дочь, на плечах которой лежит забота о предках рода».

Еще один показательный пример – освещение сентябрьского конкурса «Автоледи 2018», который фактически показывает совпадение во взглядах и принципах редакционной политики относительно интеллектуальных возможностей женщины или, как минимум, указывает на некритичный подход к освещению новостей такой тематики: «В Николаеве началось голосование за звание «Автоледи 2018», «Леди за рулем: не опасна, а прекрасна!».

Второй тип нарушений касался, как правило, тематики ЛГБТ. Самые распространенные нарушения -трансляция и тиражировании негативных стереотипов об ЛГБТ, позиционирование группы как источников угроз, цитирование без балансирующих комментариев, утверждение о неполноценности и моральных недостатках. Чаще всего использовалась некорректная, негативно-окрашенная лексика вроде этой: «нетрадиционный выбор», «нетрадиционная ориентация», «сексуальные и гендерные меньшинства», «нетрадиционные пары», «нетрадиционные интимные предпочтения», выпячивалась сексуальная ориентация и этим замещался полноценный информационный повод – по сути новость становилась новостью из-за акцента на сексуальной ориентации героя, а не на общественной значимости факта.

Изобиловали некорректной лексикой и ряд сообщений о резонансных убийствах мужчин: «В Николаеве судья всего на месяц арестовал двух подростков, подозреваемых в убийствах гомосексуалиста и военнослужащего» или «В Николаеве малолетки, по приказу «куратора» из тюрьмы, утопили мужчину» . Здесь указание на сексуальную ориентацию можно считать оправданным, однако авторы всех текстов допускали использование негативно окрашенной некорректной лексики в определение сексуальной ориентации убитых мужчин. Также примечательно, что ни в одной из новостей не было указания на то, что эти преступления очевидно совершенны на почве ненависти, однако правоохранители расследовали уголовное дело по статьям «Умышленное убийство» и «Разбой».

Этнические группы и транслируемые предубеждения
Злоупотребления с лексикой и языком вражды в тематике этнических групп были немногим меньше, чем при освещении гендерных вопросов: около 29% текстов с нарушениями касались именно этой группы.

Что было не так? Ключевое - авторы публикаций идентифицировали этническую принадлежность с совершаемыми правонарушениями. Основной формирующийся стереотип - «все грузины/армяне/ромы/чеченцы и др. = преступники». Примеров – масса: «Похищали людей ради выкупа»: на Одесчине полиция задержала банду чеченцев» , «Николаеве осудили россиянина за организацию псевдориелторской фирмы и отпустили – уже отсидел срок в СИЗО» , «В Одессе задержали и выдворили из страны грузинского «вора в законе» по кличке «Ираклий Хуту», «В Киеве ромы напали на полицейского – одного из злоумышленников сбила машина, когда он пытался скрыться» , «В Генпрокуратуре заявляют, что экстрадированный в Россию по запросу ФСБ уроженец Ингушетии не служил в АТО» , «На украинско-польской границе задержали израильтянина, объявленного в международный розыск за сутенерство».

Основные нарушения - приписывание враждебных действий или опасных намерений представителям той или иной национальности, позиционирование группы как источник угроз, в том числе утверждение о криминальности, отсутствие достоверного источника (при ссылке на национальность задержанных), необоснованная актуализация принадлежности человека к той или иной группе, а также нарушение презумпции невиновности.

Также важно отметить уже тенденцию, сформированную в период военных действий на востоке Украины: резкий рост указаний на русскую или российскую принадлежность правонарушителей.
Украино-российские отношения и тяга к эвфемизмам
Одна из ярко-выраженных тенденций этого мониторинга выражена в резком росте кейсов, связанных с освещением украино-российской тематики. Каждая четвертая публикация из общего массива нарушений содержала язык вражды или некорректную лексику относительно разных аспектов украино-российских отношений. Причем, тематика этих новостей касалась как непосредственно военных действий на востоке Украины, так и достаточно опосредованно относящихся к Украине событий в России, как например, «Показал, как Россия встает с колен, - глава МИД РФ оконфузился о время форума», «Итоги Евровидения-2018: триумф Израиля, качели Украины и фиаско России».

Стоит отметить, что, как минимум, два анализируемых сайта публиковали значительное количество новостей-сводок от пресс-службы ООС, которые характеризуются определенной подачей и контекстом новостей. В основном, в таких информационных сообщениях, кроме нарушения базовых стандартов, в частности, баланса мнений, точности и полноты, использовался манипулятивный прием - эвфемизм: вместо «убиты» - «боевики ликвидированы», «оккупанты уничтожены», вместо «людей» - «живая сила» и так далее, что, таким образом вело к дегуманизации представителей второй стороны: «Боевики добивали раненых пленных украинских военнослужащих в Иловайске, - доклад ООН» , «Уничтожили за 1,5 минуты»: Опубликовано видео, как украинские военнослужащие ликвидировали огневую позицию боевиков».

Ключевые нарушения в этой тематике: использование обличительной лексики (предатели), разделение на «своих» и «чужих, отсутствие сбалансированных комментариев, приписывание враждебных действий или опасных намерений представителям России в целом, позиционирование группы как источники угроз, усиление враждебности к России и россиянам как нации в целом.
Социальные группы - под ударом
Еще один сегмент существенных нарушений и использовании некорректной лексики и языка вражды – новости, касающиеся различных социальных групп – таких текстов было не менее 14% от общего количества публикаций с использованием некорректной лексики или языка вражды. Здесь нарушения касались двух направлений. В части материалов авторы использовали некорректную лексику относительно людей с инвалидностью, используя термины вроде «люди с особыми потребностями», «люди с ограниченными возможностями», что больше касалось незнания корректной терминологии, как, например, здесь: «Николаевские таможенники помогли приюту для пожилых граждан и инвалидов», «В Николаеве хотят закрыть спецшколу для особенных детей, а учеников перевести в другое учебное заведение».

Другая часть публикаций касалась маргинальных социальных групп с обилием языка вражды, негативно окрашенной эмоциональной лексики. «Бомжи», «наркоманы», «уголовники», «проститутки» - распространенные выражения в описании представителей этих маргинальных групп. Примеры: «СИЗО взбунтовалось», «Зонинг, фекалии и бомж Сеня», «Бывшая проститутка получила королевский орден», «Почему люди становятся наркоманами?».

В целом, наиболее распространенные нарушения в этой тематике: использование негативно окрашенной эмоциональной лексики, упоминание группы или ее представителей в унизительном или оскорбительном контексте, использование уничижительной лексики, дегуманизация представителей маргинальных групп, утверждение о неполноценности и моральных недостатках.

Стоит отметить, что в исследуемый период в анализируемых медиа фактически не было публикаций, которые освещали религиозную проблематику, соответственно, за весь период мониторинга только одна новость содержала элементы языка вражды в этой тематической группе. Также немногочисленными были и нарушения в отношении ВПЛ, в частности, авторы использовали некорректную лексику, называя ВПЛ «беженцами из Луганской области», сообщая о подозрении в совершенных ними преступлениях.
В целом, можно сказать, что в анализируемых медиа встречался мягкий язык вражды и он касался распространенных и, в какой-то мере, стабильных нарушений со стороны журналистов в освещении этнических и социальных групп, а также трансляции и цитировании некорректных/ксенофобных высказываний и текстов без комментария или полемики.

Напомним, мониторинг проводился в рамках проекта по преодолению языка вражды в медиа южных регионов Украины. Область исследований распространялась на такие социальные группы: лица по половому признаку (гендер), верующие разных церквей и конфессий, представители различных религиозных течений, мигранты/беженцы, внутренне перемещенные лица (ВПЛ), представители различных этнических и социальных групп, участники спортивного дискурса. В исследования также включается изучение дискриминационных тенденций в рамках украино-российских отношений в условиях войны на Востоке Украины.

С февраля до октября 2018 года анализировалась новостные ленты информационных сайтов Преступности.net, НикВести, 0512.com.ua, и содержание газет «Рідне Прибужжя» и «Вечерний Николаев»

Наталья Выговская